Мне больше нечего терять: бывшая секс-рабыня ИГИЛ рассказала об ужасах пребывания в плену

Загрузка...
Загрузка...
Езидская правозащитница Надя Мурад Баси Таха является номинантом на Нобелевскую премию мира, которой она стала в январе 2016 года.

Езидская правозащитница, бывшая секс-рабыня боевиков ИГИЛ (ДАИШ, запрещена в России) Надя Мурад Баси Таха в эксклюзивном интервью RT рассказала об ужаса жизни в плену и после побега. Отметим, что Надя Мурад Баси Таха является езидкой родом из деревни Кочо на севере Иракского Курдистана.

В августе 2014 года боевики ИГИЛ расстреляли жителей её деревни, а её вместе с другими женщинами забрали в рабство. Спустя три месяца Наде удалось бежать. В декабре 2015 года Надя Мурад выступила с докладом перед Советом безопасности ООН, описав преступления, совершаемые террористами в отношении езидов. В январе 2016 года правительство Ирака номинировало Надю Мурад на Нобелевскую премию мира.

После всего, что произошло со мной, моя жизнь перестала иметь для меня значение. Мне больше нечего терять. У меня была семья, но я потеряла семью. Я жила обычной жизнью, но и её я потеряла. Я жила в обществе, но оно оказалось растерзанным и разобщённым. До сих пор 3400 езидских женщин и детей в Сирии и Ираке продаются, сдаются в аренду, являются предметом обмена. Ни от кого нет никакой помощи езидам. Поэтому я больше не боюсь за себя. Мне больше нечего терять. Я потеряла всё: и честь, и достоинство, и семью, и общество, в котором жила», —

говорит Надя Мурад отвечая на вопрос, не боится ли она преследований со стороны террористов.

Правозащитница также прокомментировала свою номинацию на Нобелевскую премию мира, которую она получила в январе 2016 год.

Да меня номинировали на премию, но у меня есть большое дело и важная миссия. Они важнее любых премий. Целый народ, мой народ – полмиллиона езидов, были изгнаны из родных мест. Тысячи были убиты. <…> До сих пор ни одна структура не помогла освободить ни одной девушки. До сих пор ни один человек, ни из одной страны или общества не потрудился приехать в Синджар (город на северо-западе Ирака), чтобы увидеть наши могилы. Земля Синджара усеяна убитыми сыновьями и дочерями нашего народа. <…> Да, меня выдвинули на Нобелевскую премию. Но пусть эта премия будет за мой народ, за все меньшинства и народы, которым грозит опасность, за каждого ребенка и женщину, терпящих пытки и издевательства. Это будет для меня священной премией, уважаемой всем миром. Но у меня есть нечто большее, чем все премии. У меня есть большое дело, у меня есть целый народ, подвергшийся геноциду. И до сих пор этот геноцид в отношении езидов продолжается», —

сказала Надя Мурад.

Между тем, как пишет The Guardia, Германия открыла двери для езидских женщин и детей, бывших рабов боевиков ИГИЛ, нуждающихся в лечении и реабилитации людей содержат в секретных убежищах в Германии, в том числе в Баден-Вюртемберге. С ними работают психологи и специалисты по интеграции.

Приют, действующий в деревне за сотни километров от Штутгарта, — один из десятков, что открылись по всей территории Баден-Вюртемберга начиная с весны прошлого года. В рамках специального проекта Германия намерена принять до 2500 женщин и детей, бывших заложников ИГИЛ. По данным издания, приют усиленно охраняется.

Эти женщины и дети были рабами боевиков из ИГ. Они являются жертвами и свидетелями военных преступлений, поэтому мы их защищаем. Держать нашу миссию в секрете — самый лучший способ обеспечить безопасность», —

рассказал доктор Майкл Блюм, руководитель программы.

Первые женщины и дети начали прибывать в Баден-Вюртемберг в марте прошлого года. В прошлом году здесь было выделено 95 млн евро на создание приютов для женщин и детей, переживших плен.

Для тех, кто прибывает в Баден-Вюртемберг на специально зафрахтованных самолетах из Эрбиля, проводят бесплатные уроки немецкого языка. Для тех, кто моложе 18 лет, работают школы, и педагоги строго следят за посещаемостью. Социальные работники помогают женщинам организовать уход за детьми, полагая, что это станет хорошим подспорьем их терапии.

Прежде всего для участия в программе отбирают бывших заложников, нуждающихся в неотложной медицинской помощи (осложненные гинекологические проблемы, неизлечимые увечья или попытки суицида). Всех их также оценивают на предмет степени травмированности, наличия в Германии необходимых медицинских услуг и способности бывших рабынь приспособиться к новой жизни.

Доктор Ян Кизилхан, главный психолог полагает, что большинство прибывших в Германию женщин страдает от серьезного посттравматического расстройства, в то время как их физическое состояние в целом приведено к удовлетворительному.

Источник