Куда исчезают Индиго?

Загрузка...
Загрузка...

Всемирный феномен Индиго – одна из самых мистических и противоречивых тем современности. Людям Индиго, рождённым в 70-80-90х годах, в нашей стране сначала не придавали значения, но в дальнейшем о них заговорили профессионалы, имеющие дело непосредственно как с подростками, так и с детьми.

Одним они кажутся удивительными, другим – странными, «не от мира сего», и даже психически ненормальными, третьи понимают мысли и поведение Индиго и разделяют их чувства одновременного сострадания и гнева по поводу всего происходящего в окружающем мире.

Дети Индиго любопытны буквально всем, кто более или менее интересуется паранормальными явлениями. Но развлекательные СМИ приукрашивают способности детей Индиго в своих интересах. Скептики, наоборот, не скрывают своей усмешки.
Как разобраться во всём этом? После вступления их в подростковый возраст, а затем и во взрослую жизнь, о них забывают.
Куда исчезают Индиго?.. Как и чем они живут теперь? Что происходит с ними 10 — 20 — 30 лет спустя?.. И почему Индиго становятся менее интересны СМИ спустя годы?.. Может быть, это становится кому-то не выгодно?

Интервью со Взрослыми Индиго для меня, как для журналиста, оказалось буквально «выстраданным», так как, оказывается, Индиго предпочитают скрываться (в отличие от многих молодых людей, стремящихся пропиарить себя любым способом).

Они живут обычной жизнью, не претендуя на лавры избранных. Но и «серыми мышками» их тоже не назовёшь. Так или иначе, они заявляют о себе оригинальными хобби, общественной деятельностью и творчеством. В силу понятных причин, их фамилии не будут разглашены.

Чтобы не обидеть поклонников Индиго, сразу оговорюсь, что многие провокационные и жёсткие, на первый взгляд, вопросы были заданы мною специально, чтобы вызвать реакцию.

Итак, Саша и Юля – с виду обычные молодые люди. У Юли два высших образования. А Саша… бросил обычную школу и совсем не жалеет об этом.

— Саша, как получилось, что ты окончил всего восемь классов и бросил школу? Ведь Индиго, как мне представлялось, обладают повышенными интеллектуальными способностями?

Саша: Школу я никогда не любил. Если бы с первого класса я знал о жизни заключённых, то школу бы назвал зоной. Я не мог думать как все, делать как все, подчиняться особой иерархии… Тяжёлое время для всех… Но если ты не такой, как все, – ты изгой и для учителя, и для учеников.

Юля: Я испытывала в школе те же самые проблемы. Идти в школу было для меня настоящей пыткой. Это было кошмаром. Больше всего было обидно, что меня не понимают не сверстники, а взрослые люди. Я видела их лживость, лицемерие, их гордость и жестокость, пассивность и инертность. Они говорили одно, а думали совершенно другое. Это отвратительно. Один раз я пыталась покончить с собой. Со временем я поняла, что от меня хотят, и научилась притворяться. У меня были хорошие отметки. Но я не понимала, зачем всё это нужно.

Например, почему многие дети так не любят математику? Почему она так недоступна для понимания? Потому что математика – это, прежде всего, понимание пространства. Дети помнят пространство, из которого пришли. Но оно полностью искажено людьми, а потому отторгается сознанием ребёнка. Математику можно сделать намного интереснее относительно практической стороны жизни. Ведь есть совершенно другие системы исчисления.

Вы наверняка о них слышали. С помощью понимания алгоритмов можно объяснять многие процессы, которые происходят в материальной жизни, и это будет увлекательно. Но это почему-то прерогатива учёных, а не простых людей…

Биология и химия – ещё более нужные предметы, которые могли бы пригодиться именно в практической повседневной жизни, но… Например, знание своей собственной анатомии у выпускника школы отсутствует полностью. Он даже толком не знает, как правильно питаться! Потому что химия ему преподавалась «отдельно от его тела». Ему не объясняли, что такое химия тела и что происходит с веществами, которые попадают в его организм. А главное, как сохранить окружающую природную среду хотя бы в том состоянии, в котором она досталась от потомков. Об этом мало кто беспокоится… Про историю я вообще молчу. История, написанная в школьных учебниках, полностью дезориентирует и искажает мировоззрение ребёнка. Я ненавижу историю!

— Судя по всему, у вас есть свои соображения по поводу школьной программы? С чего бы вы начали обучение человека?

Юля: Астрономия, Наука о природе и Анатомия. Я говорю не только о физическом теле, а об анатомии всех тел. Это называется состав человеческого существа. Только так можно развивать душу. Затем изучение и анализ существующих религиозных доктрин не для укрепления, а для их идеалистического опровержения. История человечества, рас и народов должна рассматриваться, не как история жизни на Земле, но во вселенной, и вообще, в космосе. Такая история и такой источник знаний есть, а артефакты с нынешними возможностями радиоуглеродного анализа более чем убедительны, они могут быть доступными для общества, но некоторые люди по-прежнему не допускают их разглашения в массы. Получается, сегодня человек не имеет права знать о прошлом. Не зная о прошлом, нельзя сделать будущее лучше. Следует также сделать выводы, для чего стремились подтасовать историю, и чтобы это больше никогда не повторялось!

— Хм… Вы могли бы написать новый учебник истории для детей?

Юля: Я могла бы написать о возникновении и строении человеческого существа на Земле. То, чего, как кое-кто полагает, знать обывателю не положено. Но это никому не нужно. А наша обычная история – это политика. Это по части Саши… Политика мне претит.

(Небольшая беседа с Сашей по поводу истории вызвала у меня комплекс неполноценности… Мои познания, даже на уровне институтской программы, померкли перед Сашиными. Саша отлично разбирается не только в истории, но и в литературе. И это человек, не окончивший даже восемь классов…
Саша и Юля кажутся совершенно разными. В отличие от эмоциональной Юли, Саша холодно и адекватно называет конкретные имена, точные даты и события, описывает произведения, публикации и труды известных деятелей.)

— Саша, такое впечатление, что ты долгое время занимался самообразованием, но что тогда тебе мешает поступить в институт?

Саша: Не нужны преподаватели. Но я делаю, что мне интересно. Я умею отбрасывать ненужную информацию. Уродливый багаж знаний не нужен. Он бесполезен.

— Читая об Индиго, можно услышать много мнений. Но выводы таковы: общество не готово вас принять. Особо «ретивые и талантливые» подвергаются постоянному прессингу, очень рано переживают духовный кризис, и, в конце концов, кончают жизнь самоубийством. Отчего так происходит? Разве вы такие слабые и так сильно зависите от мнения окружающих людей?

Юля: Я страдаю с самого детства. Сколько себя помню. В этом никого не виню. Но я не понимаю, как можно быть счастливым, когда ежесекундно на Земле происходит насилие. В то время как мы говорим, умерли уже сотни людей, среди них дети. Если бы они умерли от старости… Но они умерли от насилия, от войны, от голода, от несправедливости, от болезни, которые можно было вылечить. Но этого не произошло. По вине других людей. В нашем общем Доме. Это зло приносит мне боль. И я не знаю, сколько я ещё выдержу.